Автор Тема: Воспоминания доберманистки. Автор Ирина Сивирина  (Прочитано 3126 раз)

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
Воспоминания доберманистки

Из семейной истории

Ходынка – Ленинградский

Подойдя к окну нового корпуса на одном из последних этажей Боткинской больницы, занимающего целую стену просторной палаты, хотелось лететь, лететь над Ходынским полем и совсем не думалось о предстоящей операции.

У подножия корпуса на старте этого мысленного полёта расположился небольшой аккуратный старый заводик, на котором уже почти сто лет выпускают славные самолёты.

Поодаль – масштабное строительство самого большого ледового дворца, строящегося словно по описанию писателя-фантаста как копия инопланетного космодрома.

Сбоку – строительство новой станции метро.

В центре, как и полагается, православный храм.

Вдали высотки, высотки, небоскрёбы, которые отсюда на расстоянии кажутся одного роста с тобой.

И всё это как на ладони…

Но так было не всегда.

Моя бабушка, которую звали Татьяна Петровна, приехав в Москву из дальней подмосковной деревни в конце двадцатых годов прошлого века, пришла устраиваться работать на авиационный завод на Ходынке четырнадцатилетней девчонкой. Но её не приняли из-за малых лет. Чтобы приняли, пришлось приписать год.

Жила она с родителями на Воробьёвке. На завод ездила на трамваях. Как все заводские модницы носила платье отрезное по бёдрам. Причёска была также по моде конца двадцатых – начала тридцатых – аккуратно гладко зачёсанные волосы зубчиком вперёд, подхваченные ленточкой.

Мода из Парижа от Коко Шанель шагала к нам через все границы, железные занавесы, невзирая на репрессии.

Вот только рост у бабушки подкачал – сказалось детство в голодной деревне во время Первой мировой и гражданской войны. Ростика она была совсем небольшого, но тут выручала обувь.

Бабушка всегда ходила на каблуках. Все мои сорок лет жизни под бабушкиным крылом я поражалась – как она ухитрялась в наших пустых советских магазинах покупать красивые кожаные туфли на свою малюсенькую, но широкую ножку.

На молодёжных вечеринках маленькая красавица не осталась незамеченной – приглянулась парню с того же авиационного завода. Наводка была – парень этот, Степан Морковкин, родом из соседней деревни.

Поженились. Через год в 36-м родилась Валя, а ещё через полтора года Зина.

Жили тесно – в одной комнате вшестером. А как иначе: родителей не бросишь, они пожилые колхозники без пенсии.

Бабушка с дедушкой работали, а моя прабабушка, вымолившая у Господа возвращение мужа с гражданской и финской войн, сидела с детьми.

Авиапром на Ходынке набирал силу. Деньги получали хорошие – хватало и на парикмаорехскую, и на пальто с чернобуркой.

Но тут грянула война.

Немцы подступали к Москве. Авиапром спешно эвакуировал военные заводы. Работников и оборудование нашего отправляли в Самару.

Осенью Степан объявил семье, что написал заявление и, несмотря на военную бронь, идёт на фронт.

Казалось бы – человек совершает подвиг – рискует добровольно жизнью – все знакомые вроде бы должны восторгаться подвигом. Но не тут-то было. Злые бабьи языки стали судачить: «Живут тесно, Танька дотошная надоела – вот и сбежал на фронт».

В одном из немногих сохранившихся писем с фронта дед оправдывался: «Милая тоя Тася, я люблю тебя. Думаешь брошу? Это зря. Я люблю и не забуду никогда до смерти… Не забывайте меня молитвой».

Часть завода всё-таки осталась в Москве, бабушка встала за дедов станок и до конца войны работала за мужика.

В последние годы перед войной бабушкина семья жила на Ленинградском проспекте. Комната была хоть и большая, но одна на всю семью.

А в начале войны подфортило. Многие заводчане убыли в эвакуацию, квартиры в домах на проспекте освободились. Мои переехали жить через дом, в дом 56 по последней нумерации, в отдельную квартиру. Завод поспособствовал.

Шёл третий год войны. Девочки подрастали, скакали через прыгалки, играли в классики, когда не было бомбёжки. В бомбёжку со своей бабушкой прятались на станции метро «Аэропорт».

Мама одевала дошколят в самые красивые наряды. Едва в моду вновь вошли костюмчики-матроски, девчонки уже в них были сфотографированы.

Это случилось тёплым летним днём.

Несколько девочек, дети работников завода, провожая взглядами взлетающие с Ходынского аэродрома самолёты, играли на проспекте. Стоящие недалеко от них люди обратили внимание на один очень низко летящий самолёт.

Маме наскучили классики и она побежала домой за куклой. Вход в подъезд был и ныне остаётся со двора. Младшей Зине вдруг захотелось попрыгать через скакалку. Она крикнула сестре: «Возьми прыгалки!» Но шустрая Валя уже была в подъезде и не услышала Зину. Младшей пришлось бежать самой. Едва она вбежала в подъезд, как весь дом содрогнулся от взрыва и мгновенно наполнился дымом.

Навстречу девочкам из квартиры выскочила бабушка, схватила своих ненаглядных в обе руки, как птица под крылья и побежала вместе с ними на проспект.

Низко летящий самолёт оказался перегруженным, следующим на фронт транспортником авиатоплива. Пилот не смог поставить его на курс, самолёт стал стремительно снижаться, врезался в наш дом, в соседнюю квартиру и раскололся пополам. Начался пожар.

Маминых подружек, которые остались на проспекте, обдало топливом и они мгновенно сгорели.

В доме жили заводские семьи. Тут же позвонили на завод. Работников отпустили, сообщив о происшедшем, ещё не зная, чьи дети погибли.

На работу бабушка ездила на трамвае – теперь всего несколько остановок. Сначала трамвай следовал по проспекту, а потом слева объезжал Ходынское поле с расположенным на нём аэродромом.

Первая мысль, которая пронеслась у бабушки в голове после сообщения о катастрофе: «Бежать, бежать через Ходынку, так быстрее до Ленинградского, чем на трамвае… Чьи дети погибли?... Там ведь наши всегда играли… Что скажу Степану, если наши?...

Но ехать всё же пришлось на трамвае: Ходынка – охраняемый военный объект.

Силы оставили бабушку, когда она увидела свою мать в толпе на улице, прижимающую к себе обеими руками испуганных девчонок.

В соседней квартире погибла женщина. Пожарные залили водой всю квартиру, да, собственно, все квартиры в подъезде. В суматохе пропала пыжиковая шапка её отца. Но всё это было уже неважно для бабушки: дети целы!

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
Re: Воспоминания доберманистки
« Ответ #1 : 24.05.2017 - 00:25:25 »
Воспоминания доберманистки
(продолжение)
В 43-м от Степана перестали приходить письма. Бабушка писала командиру части. Но ответ получила от друга мужа, Михаила, который писал: «Степан жив, ранен в руку и ногу, находится в госпитале, только неизвестно где».

Потом прошёл слух среди земляков, однополчан Степана, что тот госпиталь разбомбили гитлеровцы… И всё… И тишина…

Официальная версия: пропал без вести.

Кончилась война. Девочки запомнили на всю жизнь салют победы над Кремлём на тёмно-синем небе. Вспышки салютов тогда были нецветными, белыми, но такого красивого, многозалпового салюта в лучах прожекторов не было за всю войну.

После войны бабушка продолжала работать на авиационном заводе. Кормила-то одна пять человек. Работала теперь электро-газосварщицей.

Жила бабушка с детьми и стариками в отдельной квартире в доме, отремонтированном после пожара. Жизнь возвращалась в мирное русло. Москвичи стали приезжать из эвакуации.

Вернулись и бывшие хозяева отдельной квартиры. Управдом стал требовать возвращения бабушкиной семьи восвояси, в коммуналку.

Бабушка никогда не была бойцом бумажного фронта и, даже не начав писать жалобы, переехала обратно в дом-помидор (так называли дом в простонародье в 70-80-е годы из-за вывески на фасаде по названию кафе).

Девочки подрастали, слыли модницами и были первыми красавицами в районе, а все знакомые глубоко уважали воспитавшую их бабушку Татьяну Антоновну.

Уже когда девочки стали взрослые и бабушка умерла, даже неверующие родственники отстояли ради её памяти заупокойную службу во Всехсвятском храме на Соколе, в том самом, где Татьяна Антоновна, совсем старенькая молилась Богу каждое воскресенье.

Вокруг юных сестёр-Морковкиных роем вились парни-женихи. Танцевала послевоенная молодёжь начала пятидесятых годов под патефон. У моих он имелся.

Иногда у нас собиралась молодёжь из окрестных домов. Татьяна Антоновна в таких случаях деликатно уходила, говоря: «Что я буду им мешать, пусть потанцуют».

В девках сёстры не засиделись, вышли замуж двадцатилетними. Младшая – за самого эрудированного местного парня, а мама – за «варяга», моего будущего папу.

Папа тогда занимался многими видами спорта, поэтому выступал в клубах-массовках на Первом Всемирном фестивале молодёжи в 1957-м году в Москве, где мои родители и познакомились.

Но особенно он любит футбол. В молодости, где бы ни находился, всегда набирал команды и организовывал дворовые матчи. Позднее даже нашу первую собаку научил стоять в воротах.

Набрать дворовую команду тогда не составляло труда. Дома были перенаселены. Тесно жили не только мои родственники, но и вся округа.

Специфической особенностью Ленинградки была принадлежность к авиации и спорту. Ходынка с её самолётами и заводами рядом. Центральный спортивный клуб армии тоже рядом. В футбол играли дети известных лётчиков и спортсменов. В наших домах жили Чкаловы, Кокинаки, Ромишевские.

За папой прочно закрепилась фамилия «Морковкин». И хотя фамилия у него всю жизнь другая, переубедить дворовых футболистов он, как ни пытался, не смог.

Футбольные передачи устраивали, крича: «Морковкину!»

Во дворах Ленинградки выросла и я. И меня иначе как Морковкина тоже не называли, несмотря на мои громкие детские протесты.

По воскресеньям к нам с бабушками приезжали мои родители, жившие в малюсенькой комнате на другом конце Москвы. Частенько папа водил меня на хоккейные матчи в ЦСКА, записал в секцию плавания, а однажды в конце шестидесятых явился с бледно-голубым велосипедом-орлёнком.

Ребёнком я ухаживала за велосипедом как за породистым скакуном. Он всегда блестел. Летал «орлёнок» у меня всегда прекрасно смазанный быстрой птицей. Но в тесных дворах особенно не разгонишься и я стала «таскать» старую бабушку на Ходынку. Одну меня туда ещё не отпускали.

На аэродроме хоть и стояли вдалеке самолёты, но он уже утратил к этому времени своё стратегическое значение и на лётное поле мы пролезали с велосипедом через дырку в заборе. А уж на взлётной полосе разогнаться можно было почти до скорости взлёта.

Школу я посещала ту же, что и мама с тётей. Относились учителя ко мне с уважением, памятуя о пребывании в бывшей женской школе моих родственниц.

Тётя продолжала красиво и модно одеваться. Когда она приходила иногда за мной в школу, смотреть на неё сбегались на первый этаж мои друзья-одноклассники.

Мне исполнилось двенадцать лет, родители получили отдельную квартиру и забрали меня туда от любимых бабушек с Ленинградки. Расставание с бабушками было грустным, но в отдельной квартире появилась возможность завести собаку. И вскоре у нас появился первый доберман – Магда-Мэгри.

Бабушка стала пенсионеркой, проработав всю жизнь на авиационном заводе и сидела на Ленинградке с моим двоюродным братом-малышом. Но связь с Ходынкой не прекращалась. Родители приобрели дачу. Оказалось, что на соседней живёт председатель профсоюзного комитета бабушкиного авиационного завода.

Я звала его дядя Боря. Мы подружились с детьми дяди Бори. Глядя на нас, соседская семья тоже завела крупную породистую собаку.

Со старшей дочерью дяди Бори – Ирой мы ездили вместе на Всесоюзную выставку собак в конце семидесятых во Владимир.

В девяностых мы приобрели добермана Крату. Когда у неё были первые щенки, самого крупного из них купили молодожёны Жанна и Серёжа, истратив на него все деньги, которые им подарили на свадьбу.

Как потом выяснилось, Жанна – дочь действующего директора бабушкиного завода. Татьяна Петровна даже на стул села от удивления при таком сообщении Жанны.

С Жанной в 99-м мы ездили на выставку доберманов, посвящённую столетию породы в Баварию.

После операции я наведалась на завод, где работали мои дедушка и бабушка для того, чтобы узнать подробности их военного и трудового подвигов. Бабушка ведь никогда о работе не рассказывала, пережив суровые годы.

2015 год

Ирина Сивирина

Оффлайн Лена_

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 748
  • Пол: Женский
Зачиталась. Пишите, пожалуйста, еще!

Оффлайн Shurshala

  • Фордобер Сладоуст
  • ****
  • Сообщений: 410
  • Пол: Женский
Обожаю мемуары))

Оффлайн arabeska

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 2183
Спасибо! продолжайте  очень интересно. как мы все пришли к породе.ждем!!!

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
Воспоминания доберманистки
Милиция! (продолжение)

   Жара в Москве стояла второе лето подряд. Был конец июля. Хорошо хоть тридцать, а не сорок как в прошлом году, да и дожди почти каждый день.
   В нашем дворе шёл ремонт теплотрассы и на строительных бетонных блоках расположилась компания людей с бутылками, судя по отёкшим лицам, болезные давно злоупотребляли спиртным. Ближе к ночи веселье нарастало. Народ подходил. Компанию пополнила невысокая чернявенькая женщина. С ней была крупная чепрачная бесхвостая собака, похожая на овчарку.
   Едва хозяйка влилась в коллектив, как её собака начала охранять наш проходной двор от следовавших через него на вечернюю прогулку собаководов со своими питомцами.
«Ну чем тебе эта чау-чау не понравилась?» - деланно укоризненно прохрипела в адрес своего охранника Чернявенькая.
   Чау-чау отделалась лёгким испугом.
   Я собиралась выходить гулять с дочкиным доберманом Лэйфом и наблюдала с балкона за гостями нашего двора, расположившимися как раз напротив выхода из дома.
   Наш доберман уже нетерпеливо глядя на меня, ожидал прогулки.
   К счастью, в это время «уже дошло веселие до точки» и на самом интересном месте пикник пришлось прервать из-за иссякших запасов горючего, что было понятно из громких разговоров.
   Мы с доберманом обрели наконец долгожданную свободу и вышли на улицу. Пройдя мимо кучи одноразовых стаканов и окурков, мы полчасика подышали почти свежим летним московским воздухом.
   Когда мы с Лэйфом на следующий день вышли из подъезда, то увидели тех же и на том же месте. Охранник тут же бросился в нашу сторону, но мы спрятались за стоящую невдалеке машину, и нападавший, разморенный на солнце не стал преследовать нас, скрывшихся из поля его зрения.
   Я остановилась в раздумье, куда же дальше идти в такую жару. По солнцу ходить не хотелось, а на пути к тенистой аллее сидели допивающие энную бутылку пикнисты.
   Из парадной нашего дома вышла хозяйка Лэйфа, моя дочка, и отправилась, судя по отсутствию сумки, куда-то недалеко. Мы опять спрятались за машину, теперь, чтобы Лэйф не погнался за удаляющейся хозяйкой.
   Из окна второго этажа выглянула жительница дома. Я спросила её почти риторически,
  • Нравится Вам эта компания?
  Она ответила тоже вопросом,
  • А что можете сделать Вы, одна женщина без поддержки?
   Получив-таки косвенную поддержку в лице соседки, мы отправилась к веселящимся.
   Поскольку я подошла с доберманом, Чернявенькая свою собаку придержала, обняв за шею. Поводка у неё не было.
   Я озвучила просьбу об освобождении территории.
   Но пикнисты, уже давно морально были готовы к подобным выходкам жильцов дома и спокойно отразили мою атаку.
   Я повторила требование.
   Разговор почти зашёл в тупик, но тут вдруг на ошейнике нашего добермана что-то щёлкнуло, пряжка расстегнулась и Лэйф оказался на свободе.
   Не получившему и малейших знаний по дрессировке, Лэйфу редко доставалась свобода и когда с ним гуляла дочка, и когда начала выходить я, недавно приехавшая в столицу после длительного отсутствия.
   Оказавшись без привязи, молодой пёс, более всего любящий бегать, наслаждался свободой сполна.
   Лэйф начал носиться кругами по периметру двора, заставив сесть обескураженную овчарку, которая вначале попыталась пару раз на него броситься, но по причине собственного тихоходства не догнала и вернулась к «столу» пикника.
   Веселящиеся притихли, испытующе глядя на меня: случайно вырвалась собака или она специально была отпущена, чтобы огорчить «отдыхающих».
   Наша собака продолжала носиться кругами, всё больше увеличивая их диаметр. Но первые пары всё же были спущены и Лэйф забежал на импровизированный строительный дворик, разбитый неподалёку и откуда ещё быв на поводке он шуганул пару крыс.
   Мне пришлось звонить дочке с просьбой о помощи в поимке собаки. Она отказалась, сославшись на занятость.
   Лэйф продолжил носиться по кругу. Я только и успевала крутиться вокруг своей оси, пытаясь не потерять беглеца из поля зрения, а он тоже следил за мною, несмотря на нарезаемые круги.
   Рабочие со стройдворика стали упрекать меня за то, что отпустила такую опасную собаку.
   «Правда» опасная, - подумала я, - и зализать может до смерти, и ногу может отдавить».
   А «опасная» собака тем временем на их территории яростно раскапывая кучу досок, пыталась вывести очередную крысу «на чистую воду».
   Поскольку собака остановилась, я попыталась её пленить. Но едва я приблизилась, как Лэйф вновь начал нарезать круги.
   Когда я очередной раз набирала дочкин телефон, дорогу мне преградила младшая из уже не очень веселящихся людей и стала требовать поимки собаки.
  Моим ответом было молчание. Младшая отошла к своим и, наверное, доложила старшей подруге, что собака, скорее всего, сбежала и что я затрудняюсь её поймать.
   Из компании уже почти не веселящихся, а вертящих головами вокруг своей оси и следящих за «летающим» доберманом, выделилась ко мне старшая.
   Решимость её была однозначна – дать мне в глаз. Но пробегавший мимо доберман её решимость всё-таки поколебал. И она уже изрядно протрезвевшая, стала громко взывать,
  • Милиция! Милиция!
   Собака бегала. Я чувствовала себя положительно заряженной частицей внутри атомного ядра, а Лэйфа – отрицательно заряженной, гоняющейся по кругу и никак не притягивающейся.
   После криков уже не веселящихся, а взывающих к помощи милиции пикнистов, траектория нашего «нейтрона» сместилась в сторону соседнего дома, из которого вышла толстенькая женщина с двумя крупными и тоже толстенькими чёрными дворняжками, которых она также всегда выгуливала без поводков и которые, несмотря на лишний вес, азартно лая всегда пытались настигнуть Лэйфа.
   Хозяйка дворняжек стояла в нерешительности, продвигаться ли по обычному маршруту или ограничить прогулку рамками своего двора, опасаясь мести свободного добермана.
   Чёрные, как обычно бросились на Лэйфа, но где там его догнать с его озорным задором!
   Его брат Ливейт – абсолютный чемпион России по ездовым видам спорта, всех лучших хаски обгоняет на соревнованиях... Лэйфу ли ронять честь семьи!
   Черным толстушкам ничего не осталось делать, как ретироваться в свой подъезд.
   А Старшая из уже не веселящихся продолжала наступать на меня с громкими криками,
  • Милиция! Милиция!
   Я недоумевала: «Как бы уменьшить её громкость?»
   Вдруг из-за поворота показалась машина с надписью на полоске «Милицейский патруль».
- Мили..., - произнесла Старшая, вторая часть слова застряла у неё в горле, когда она увидела полосатую машину. Тут же она стала пытаться изобразить прохожую, трезвую и куда-то деловито спешащую. Остальные участники пикника последовали её примеру.
   Лэйф опять забежал на стройдвор и так увлёкся на этот раз выкапыванием крыс, что не заметил, как я к нему подкралась, а может уже и не хотел замечать. Но так или иначе, беглец был пойман.

Ирина Сивирина
2011 год

Оффлайн Лена_

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 748
  • Пол: Женский
Супер! Еще :bravo:

Оффлайн Лауд

  • Частый Фордобер
  • **
  • Сообщений: 84
Отличный рассказ!
Удивляйтесь и радуйтесь жизни вместе с вашим питомцем.

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
Как потерялась Кери

Рыжая, курносая, короткошёрстная собака с головой, похожей на мяч всюду сопровождала ребят. Хозяином её был десятилетний Павлик, живущий рядом с небольшим стадионом. Пашину питомицу звали Кери.

Нетерпеливо ждала Керюша конца занятий в футбольной секции, где тренировался Паша. После занятий ребята играли с собакой в мяч. Павлик оставлял Кери дома только в крепкие морозы.

В выходные дни юные спортсмены частенько выезжали на матчи в соседние районы города и брали с собой общего любимца. Небогатый стадион не имел своего транспорта и ребята ездили играть в футбол на рейсовых автобусах. Поводок в руки Паша брал редко, рассуждая, что собаке уже полтора года и что она взрослая и послушная.

***

Через остановку от Пашиного мой дом. У меня тогда было два добермана и английский кокер.

Как-то находясь зимой на кухне, я услышала из комнаты шум дождя. Поток кипятка лился с люстры. Это была протечка от соседей сверху.

Пришлось делать ремонт, а собак временно из комнаты переселить на кухню, благо, она была просторная.

Мои года «катились» к сорока, замужем я не была и это беспокоило маму. Она при каждом удобном случае норовила меня сосватать. Даже ремонт стал поводом для такого сватовства.

Мастера-маляра Тамару наняла мама. Это была статная женщина с пышащим здоровьем лицом.

Тамара обдирала промокшие обои и обращалась ко мне: «Ирочка, ну что же ты всё одна и одна. Отдала хотя бы вот эту молодую собачку, - сказала малярша, указав на Леди, - у тебя же их три. Охотники найдутся, они ведь вон у тебя какие породистые. Подумала бы о замужестве».

О замужестве я теоретически думала, но на том дело и кончалось.

Как-то будним зимним днём мне предстояло до приезда мастера вынести кучу строительного мусора, поскольку строгая Тамара уже делала замечание по поводу валявшихся на полу старых обоев.

Я надела ветровку, подвязала её верёвкой и потащила обои на помойку.

На улице незаметно вылетел на свалку ключ. Обнаружилось это, когда я поднялась домой и собралась открывать дверь. Запасной ключ был у бабушки, жившей не близко.

Пришлось зайти к соседям и от них звонить бабушке, поскольку мобильных телефонов тогда не было. Многоразовый проездной билет на транспорт дала соседка Оля и я поехала за ключом.

***

Пока мои собаки сидели взаперти на кухне, Мячик-Кери весело виляя обрубком хвоста бежала за Пашей и его другом около автомобильной дороги вдоль забора стадиона.

Обогнав ребят, на остановке затормозил автобус, в котором я и ехала от бабушки.

Кери деловито опередила парней и привычно прыгнула на подножку автобуса. Водитель этого не заметил, закрыл двери и автобус тронулся.

Самостоятельная, но несколько смущённая Кери шныряла по салону «Икаруса», пока на её ошейник не легла незнакомая рука.

«Собака, ты куда?» – задала вопрос женщина, сидевшая рядом со мной.

Пассажиры поняли, что боксёрша потерялась.

Когда автобус подъезжал к моей остановке, я сняла с себя верёвку, привязала её к ошейнику собаки и мы вышли.

***

Мальчишки, увидев собаку, входящую в автобус, бросились было в погоню, но куда там… «Железный конь» помчался вперёд, увозя их любимицу.

Вскоре подошёл следующий автобус и Паша, бросив растерянного друга на остановке, вскочил в него.

Через остановку из окна мальчик увидел женщину с боксёршей на поводке, но не придал этому значения.

***

С новой собакой, я торопилась домой. С минуты на минуту должна была приехать Тамара.

Отдавая проездной соседке, я похвалилась своей находкой.

***

Паша проехал ещё несколько остановок до конечной и вышел у метро, где всегда было многолюдно. Мальчик стал громко звать собаку. Прохожие оглядывались, но молчали. Паша подумал: «Если найду собаку, обо всём расскажу родителям». Едва эта мысль пронеслась в Пашиной голове, к нему обратился мужчина и спросил, не рыжую ли собаку он ищет. А услышав утвердительный ответ, обрадовал парня, сообщив, где собаку вывели из автобуса.

***

Едва я впустила боксёршу к своим доберманам, как раздался звонок в дверь. «Тамара», - подумала я.

Малярша вошла и через стекло кухонной двери увидела уже четырёх собак…

Посмотрев на меня как на «диагноз», Тамара пошла работать.

***

Доберманы обнюхались с новенькой и расположились на диване. Кокер как коврик у его подножия. Кери скромно сидела около балконной двери. Пятым номером «проползла» на кухню и я.

***

В это время соседка Оля вывела своих доберманов на прогулку. По заснеженным тропинкам яблоневого сада буксовал мальчик и громко, почти плача звал: «Керюша, Кери, Кери!»

Ольга спросила: «Ты боксёршу ищешь?»

Усталый мальчик лишь кивнул головой и они с моей соседкой направились к нашему подъезду.

***

Обычно словоохотливая Тамара работала молча. Тут раздался очередной звонок в дверь. Я открыла. «Кери у Вас?» - виновато спросил незнакомый мне мальчишка.

Радости встречи двух друзей не было предела. Кери виляла не только хвостом, но и всем телом.

Когда счастливый Паша со своей любимицей удалились, лицо Тамары потеплело.

Наступил вечер. Едва я проводила маляршу, как опять раздался звонок в дверь. Открываю. На пороге Паша с огромной коробкой конфет. Это был подарок от Пашиных родителей. Я пригласила мальчика на чай. За столом мальчишка рассказал как потерялась Кери.

Ирина Сивирина
2017 год

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
ФАНТОМУ 20 ЛЕТ!
« Ответ #9 : 31.12.2017 - 14:21:21 »
ФАНТОМУ 20 ЛЕТ

Впервые мне довелось увидеть Фантома тридцатидневным щенком. Среди шести коричневых однопомётников он ничем не выделялся. Вообще – они, эти щенки были очень похожи между собой. Крупные увальни, они лениво играли, нежась под мягким августовским солнцем в щенячьем вольере на даче Татьяны Панченко, хозяйки их матери Звёздочки.

Когда Фантому исполнилось полтора месяца, то подыскивать ему будущих хозяев стала я. Покупатели не проявлялись и мы со щенком приехали на выставку «Россия-97».

Вёл себя Фантомчик на выставке, попав в руки мне, «чужой тётке» абсолютно спокойно – то спал, то свысока поглядывал на соплеменников, может быть, предчувствуя, что на подобных мероприятиях ему придётся часто побеждать.

Мне не хотелось бы здесь подробно останавливаться на описании выставочных достижений Фантома. Достаточно сказать, что он, по мнению руководителя Доберман-Союза России был самым титулованным доберманом страны. А о высокой оценке собаки зарубежными специалистами говорят титулы – Вице IDC Победитель 1999 года и IDC Победитель 2002 года.

Возвращаясь к событиям Фантомова детства вспоминается, как Татьяна Мареева подвела к нам со щенком Наталью и Романа Смирновых. Они сразу решили этого коричневого малыша взять себе и увезли его с выставки домой.

Подрастающий Фантом (дома его звали Фред) был частым гостем и в нашем доме, дружил со всеми моими собаками независимо от пола. На выставках Фредик также не доставлял никаких хлопот, куда положили, там и лежал. К собакам всю жизнь был абсолютно лоялен.

Детство Фантом провёл в подмосковном Пушкино, куда мне приходилось приезжать, чтобы заниматься с ним выставочным тренингом. Быстро бегать Фред не любил, поэтому с подготовкой к выставкам у него, тяжёлого, крепкокостного подростка, были некоторые проблемы, которые, к счастью, с возрастом прошли.

Удивляло меня тогда – как этот огромный, едва вышедший из щенячьего возраста пёс старательно подлаживается в несколько заходов после подачи команды «рядом» сесть строго, миллиметр в миллиметр, точно у левой ноги хозяина.

Наташа и Роман оказались удивительно отзывчивыми на мои призывы к поездкам на выставки за рубеж. Здесь надо отдать должное всем разъезжающим со своими питомцами владельцам доберманов.

Все зарубежные поездки очень дороги, а коллективные значительно дешевле. И не иметь бы Фантому пышных титулов, если бы не энтузиазм организаторов совместных автобусных поездок. Такие крупные победы, как Фантомовские в одиночку не делаются. Это всегда коллективный труд.

Удивительная собачья благодарность всегда была присуща Фантому. Как-то на большой выставке в спорткомплексе ЦСКА я дала ему попить. А этот великан в ответ тайно лизнул мне руку. Сделал он это по-возможности, скрыто от хозяев, чтобы они не обиделись на то, что их собака любезничает с посторонними, и не лизнуть не мог в силу своего душевного устроения.

На крупных соревнованиях по дрессировке Фантом не выступал, но на тестировании доберманов стабильно получал высшую оценку «А».

На Чемпионате Европы в Познани Фантом возглавил шествие питомника в конкурсе. В результате питомник «С Лихобор» стал лучшим питомником дня.

За последние четыре-пять лет жизни Фантома редкое специализированное российское издание по породе не содержало упоминания о выставочных победах его потомков. Это удивительно при том, что вязок по масштабам титулов у него было совсем немного.

Он был велик всем – и душой, и ростом, и выставочными достижениями. Я благодарна Богу за то, что мне выпала такая честь – стать владельцем питомника, из которого вышел Фантом.

Ирина Сивирина
2017 год

Оффлайн Ramzaya

  • Постоянный Фордобер
  • ***
  • Сообщений: 175
  • Пол: Женский
Спасибо огромное!

Оффлайн Дождик

  • ФОРДОБЕР
  • *****
  • Сообщений: 768
  • Пол: Мужской
    • ЗооСовет.RU - советы по дрессировке и хендлингу.
ФАНТОМУ 20 ЛЕТ. Продолжение в фотографиях.

https://a.radikal.ru/a26/1801/e9/6c0eecaba0a5.jpg
Воспоминания доберманистки. Автор Ирина Сивирина
  https://d.radikal.ru/d15/1801/05/6f464fa22975.jpg
Воспоминания доберманистки. Автор Ирина Сивирина
  https://b.radikal.ru/b17/1801/79/80fb4c81ce53.jpg
Воспоминания доберманистки. Автор Ирина Сивирина
  https://c.radikal.ru/c11/1801/cb/fd54aced209e.jpg
Воспоминания доберманистки. Автор Ирина Сивирина


Автор Ирина Сивирина